ОСОБОЕ МНЕНИЕ


Борьба с коррупцией - ДЕЛО КАЖДОГО! Разместите наш баннер на своем сайте.


СОТРУДНИЧЕСТВО ОБЩЕСТВА И ЧАСТНОГО СЕКТОРА В ПРОДВИЖЕНИИ КОНВЕНЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПРОТИВ КОРРУПЦИИ: СИНЕРГИЯ ДЛЯ ПРОГРЕССА

СОТРУДНИЧЕСТВО ОБЩЕСТВА И ЧАСТНОГО СЕКТОРА В ПРОДВИЖЕНИИ КОНВЕНЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПРОТИВ КОРРУПЦИИ: СИНЕРГИЯ ДЛЯ ПРОГРЕССА
Восемь лет назад Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию Объединенных Наций против коррупции (UNCAC). Сегодня участниками UNCAC стало абсолютное большинство стран.

Отдельным государствам – участникам UNCAC за прошедшие годы удалось добиться сокращения уровня коррупции. Тем не менее, пока что нельзя говорить не только о победе над ней, но и о заметном ее снижении на глобальном уровне. В части стран, в том числе, присоединившихся к UNCAC, усилия власти пока что не привели к существенному результату, а в отдельных случаях эксперты даже констатируют рост коррупции.

Основной причиной отсутствия сокращения глобальной коррупционной угрозы, на мой взгляд, является не столько пассивность национальных властей или допущенные ими ошибки при разработке и реализации антикоррупционной политики, сколько острый недостаток активной и осознанной поддержки такой политики со стороны общества и частного сектора во многих странах.

Прежде всего, это характерно для стран, в которых гражданское общество и гражданская солидарность недостаточно развиты, а эффективность институтов демократии – не высока. Чаще всего подобная ситуация наблюдается в странах с невысоким уровнем благосостояния и образования у основной части населения, а также там, где наблюдается достаточно высокое отчуждение власти от общества.

Было бы ошибкой утверждать, что для сокращения коррупции в таких странах человечество не прилагает усилий. Однако такие усилия, не редко реализуются в формах, недостаточно учитывающих национально-культурные особенности соответствующих обществ и потому отвергаемых большинством их членов, в особенности, если эти усилия содержат элементы принуждения и ассоциируются с политикой (неважно, действительной или воображаемой) крупнейших геополитических игроков.

Вот почему существующий подход к продвижению UNCAC требует определенной корректировки – прежде всего, сосредоточения усилий для максимального включение в этот процесс самых широких кругов общества и частного сектора во всех странах мира – как уже присоединившихся к UNCAC (с теми или иными оговорками), так  еще и не присоединившихся к ней.

 

Положения UNCAC провозглашают необходимость сотрудничества государств-участников с частным сектором и институтами гражданского общества и даже предусматривают определенные механизмы такого сотрудничества. Однако для решительного прогресса в достижении целей UNCAC требуется скорейшая консолидация усилий всех заинтересованных в этом систем и структур, необходима их самоорганизация и активизация позитивной и конструктивной антикоррупционной работы в каждой стране, в каждом сегменте рынка. Иначе говоря, для устранения глобальной коррупционной угрозы гражданское общество и бизнес должны повсеместно принять самое деятельное участие в практическом и позитивном продвижении UNCAC. Соответствующие антикоррупционные проекты и инициативы, прежде всего, должны обеспечить формирование в массовом сознании граждан активную позицию неприятия коррупции в любых ее формах и видах, гарантировать массовую поддержку действий государств, направленных на реализацию положений UNCAC по сокращению коррупции.

Решение этой актуальнейшей задачи должна обеспечить реализация Программы участия в продвижении Конвенции Объединенных Наций против коррупции в 2011 – 2020 годах (для общества и частного сектора) «Мир без коррупции», разработанная в результате совместных усилий экспертов из различных стран мира на базе Межрегиональной общественной организации «Комитет по борьбе с коррупцией» (Россия).

 

Хотелось бы подчеркнуть, что осуществление такой глобальной программы возлагает особую ответственность на международные неправительственные организации, включающие борьбу с коррупцией в число своих главных приоритетов. Активность этих организаций в различных странах должна основываться на безусловном признании права всех народов на собственный жизненный уклад и не должна превращать национальные институты гражданского общества в инструменты внешнего влияния на национальные и международные приоритеты соответствующих народов, тем более, провоцировать и поддерживать конфронтацию между отдельными национальными институтами гражданского общества. Равным образом деятельность национальных и международных неправительственных организаций в сфере борьбы с коррупцией не должна служить инструментом продвижения политических и экономических интересов каких-либо государств в иных странах.

Главная задача этой программы – определить ключевые направления активности всех заинтересованных общественных и предпринимательских сил по продвижению UNCAC в течение ближайшего десятилетия и наметить основные механизмы их участия в таком продвижении.

 

Общественные объединения и иные негосударственные организации, объявляющие борьбу с коррупцией в качестве одного из своих главных приоритетов, существуют, насколько можно судить, практически повсюду, где у населения существует какая-либо реальная возможность самостоятельной социальной активности.

Однако деятельность таких организаций часто бывает несогласованной, многие из них вовсе не знают о существовании друг друга. А в некоторых случаях различные неправительственные организации в одной и той же стране, причем обладающие внушительным социальным потенциалом, занимают радикально противоположные позиции по иным приоритетным для себя вопросам – социальным, политическим, религиозным и т.п. Таким организациям весьма редко удается самостоятельно напрямую договориться между собой о координации и консолидации усилий в сфере противодействия коррупции – даже если их позиции в этом вопросе весьма близки. Для этого требуются активное и заинтересованное участие «нейтральных» сил, и необходимо создание эффективных механизмов информационного обмена, координации и «посредничества» как на национальном, так и на региональном и глобальном уровне. Разработка соответствующих процедур и механизмов является весьма важным аспектом реализации Программы «Мир без коррупции».

Кроме того, антикоррупционная активность негосударственных организаций, в том числе, международных, сегодня, как правило, ограничивается оценкой существующего уровня коррупции, обсуждению ее различных негативных последствий и осуждению конкретных коррумпированных представителей власти. Несмотря на высокий эмоциональный накал, часто характерный для такой деятельности, к сколь-нибудь заметному и устойчивому снижению уровня коррупции она не привела. В результате относительно небольшие ресурсы, которыми, как правило, обладают такие организации, расходуются недостаточно эффективно, более того, сама идея о возможности для институтов гражданского общества в одиночку добиться существенного успеха в борьбе с коррупцией все чаще вызывает обоснованные сомнения. Поэтому Программа «Мир без коррупции» предусматривает перенос фокуса антикоррупционной активности на реализацию проектов, имеющих конкретную практическую ценность и, таким образом, привлекательных для прагматичного по своей природе частного сектора, всегда соразмеряющего затраченные ресурсы и получаемые результаты.

Ни для кого не секрет, что негативный, «осудительный» уклон, часто превалирующий в антикоррупционной деятельности неправительственных организаций, делает практически невозможным открытое участие в такой деятельности структур частного сектора, еще более ограничивая ресурсную базу соответствующих институтов гражданского общества и, тем самым, снижая их потенциал.

 

Между тем, именно структуры частного сектора являются первыми жертвами коррупции и несут от нее наибольший урон – коррупция деформирует рынки, препятствует добросовестной конкуренции, затрудняет деловое планирование и заметно снижает прибыли. Вынужденное маневрирование компаний в условиях коррумпированного рынка дает основания для их морального осуждения населением и подрывает социальную легитимность бизнеса, затрудняя достижение гражданского мира, без которого бизнес не может быть стабильно эффективным. Бизнес-сообщество, несомненно, является не только главным, но и естественным союзником гражданского общества в борьбе с коррупцией.

В результате антикоррупционная активность частного сектора сегодня вынужденно реализуется, в основном, по двум направлениям: финансирование наиболее «нейтральных» аспектов деятельности отдельных негосударственных организаций и внедрение процедур внутреннего антикоррупционного контроля.

 

Необходимо признать, что в последние годы финансирование антикоррупционной деятельности негосударственных организаций часто не является со стороны компаний ни результатом глубокого осознания необходимости противодействия коррупции, ни проявлением социальной ответственности. Напротив, такое финансирование зачастую оказывается формой наказания компаний за участие (не всегда добровольное) в какой-либо коррупционной схеме, чтобы принудительным способом «загладить вину» перед обществом. В такой ситуации компания заинтересована, прежде всего, в том, чтобы успешно отчитаться о произведенных ею принудительных затратах перед организацией, контролирующей исполнение условий досудебного урегулирования. При этом финансирование получают, главным образом, те институты гражданского общества, которые пользуются поддержкой организаций, контролирующих исполнение этих условий, при чем как правило финансируются наиболее «нейтральные», «безобидные» проекты, порой вовсе не имеющие самостоятельной практической ценности. Более того, на поступающие таким образом средства иногда просто длительное время содержится персонал негосударственных организаций, лишь имитирующих борьбу с коррупцией. Реальная же эффективность использования выделенных средств (порой весьма значительных) при этом неизбежно отходит на второй план.

Между тем, для продуктивной борьбы с коррупцией каждая бизнес-структура должна иметь возможность по своему выбору участвовать в финансировании разработки и реализации именно тех конкретных антикоррупционных проектов, которые в наибольшей мере соответствуют ее возможностям, деловым интересам и представлениям о целесообразности. Более того, она должна иметь возможность не только детально контролировать целевое использование соответствующей негосударственной организацией предоставленных для реализации такого проекта средств, но непосредственно участвовать в самом проекте – самостоятельно или вместе с негосударственной организацией осуществляя те или иные входящие в него этапы.

В борьбе с коррупцией никакая корпорация не должна выступать в роли практически лишенной права голоса «дойной коровы» для негосударственных организаций. Лишь в этом случае можно рассчитывать, что организации частного сектора будут устойчиво и активно сотрудничать с негосударственными организациями в продвижении UNCAC.

Разумеется, реализация такого подхода требует выстраивания качественно новых механизмов и технологий взаимодействия между этими социальными силами и, соответственно, корректировки ставших за последнее десятилетие привычными взглядов на такое взаимодействие. Однако время для такой корректировки назрело, а необходимые механизмы и технологии взаимодействия, в значительной части успешно прошли испытание, в том числе, в рамках проектов, реализованных за последние 6 лет нашей организацией.

 

Второй наиболее распространенный элемент нынешней антикоррупционной активности организаций частного сектора – антикоррупционный комплаенс-контроль – в последнее десятилетие стал стандартной составной частью внутрикорпоративной политики крупных компаний. Практически каждая из них разработала и внедрила собственный кодекс поведения, комплекс различных процедур контроля за его исполнением и систему соответствующего обучения персонала. Авторитетные консалтинговые компании предлагают корпорациям более изощренные (и, соответственно, более дорогие) методы комплаенс-контроля, разработку и адаптацию соответствующих документов и процедур для различных видов бизнеса и условий различных рынков.

При всей важности распространения системы антикоррупционного комплаенс-контроля приходится признать, что сама по себе она не способна радикально повлиять на снижение уровня коррупции.

Причин тому несколько.

Прежде всего, антикоррупционный комплаенс-контроль направлен на обеспечение добросовестного поведения среднего и низшего персонала корпораций, на исключение самостоятельной коррупционной активности именно этой части персонала. При этом предполагается бескомпромиссная добросовестность и неподкупность корпоративных служб внутреннего контроля и безопасности, а в условиях высококоррупционного рынка именно через эти службы или, как минимум, при их активном попустительстве как раз и реализуются на практике все коррупционные схемы. Вовсе бесполезен антикоррупционный комплайенс-контроль оказывается в случаях, когда коррупционные методы ведения бизнеса осознанно применяются кем-либо из высших менеджеров компании.

Но и это еще не все. Никакой, даже самый эффективный комплаенс-контроль, в принципе, не способен снизить уровень внешнего коррупционного давления на компанию со стороны представителей местной власти и предотвратить вымогательство. Между тем именно внешнее коррупционное давление создает наиболее серьезные риски для бизнеса – вплоть до его вынужденного сворачивания.

Это означает, что вместо дальнейшего усложнения антикоррупционного коплаенс-контроля, его более простые и дешевые формы следует встроить в качестве составной части в более продвинутую – многофункциональную и развернутую технологию системного противодействия как внутренним, так и внешним формам коррупции. Основу такой технологии должна составлять тщательно продуманная и отлаженная система постоянного взаимовыгодного сотрудничества соответствующей компании с негосударственными организациями антикоррупционной направленности. Практический опыт, приобретенный МОО «Комитет по борьбе с коррупцией» показывает, что никакая корпорация не способна стабильно и эффективно противостоять коррупции в одиночку, в то время как консолидированные усилия в этом направлении корпорации и институтов гражданского общества способны предотвратить коррупционное давление на нее до реально безопасного уровня.

 

Консолидация усилий общества и частного сектора в борьбе с коррупцией означает, вовлечение в активную, борьбу с этой глобальной угрозой не только негосударственные организации антикоррупционной направленности, но и все иные институты гражданского общества. Включая академические и журналистские объединения, объединения деятелей искусства и культуры, профессуры и школьных учителей, организации труда, религиозные объединения, объединения потребителей, организации, функционирующие на основе общин и т.п. Основанием такой консолидации является тот простой факт, что негативные последствия коррупции сказываются на жизни каждого человека на земле, независимо от его гендерной, национальной, этнической или религиозной принадлежности, независимо от его имущественного и социального положения, профессиональной деятельности, уровня образования, политических взглядов и места жительства.

Каждое из таких объединений может и должно сыграть свою важнейшую роль в сокращении коррупции в мире.

Академические круги могут обеспечить интенсивные исследования и объяснение глубинных причин и механизмов коррупции. Раскрытие связей между особенностями социально-культурного развития тех или иных сообществ и особыми формами, которые в этих сообществах принимает коррупция как система общественных отношений, выработку адекватных и эффективных специфических механизмов вытеснения коррупционных общественных отношений и их замещения иными здоровыми и позитивными формами.

Журналистское сообщество оказывает решающее влияние на общественное мнение и потому должно приложить все возможные усилия для повсеместного распространения информации не только о случаях коррупции и преследования коррупционеров, но и о любых, пусть даже небольших успехах в противодействии ей со стороны рядовых граждан и организаций частного сектора. В том числе, о случаях успешного предупреждения коррупционных проявлений, показывающих практическую возможность населения и частного сектора индивидуальными и коллективными усилиями не только добиваться наказания преступников, но и не допускать самого совершения коррупционных преступлений.

Незаменимую роль в усилении этического противостояния коррупции могут сыграть религиозные объединения. Для этого важной нравственной составляющей религиозного общения должно стать последовательное осуждение любых форм коррупции, а образцы бескомпромиссного противостояния ей – широко распространяться и пропагандироваться в качестве примеров истинного исполнения священного долга каждого верующего.

Профессура, школьные учителя могут обеспечить предоставление детям и юношеству важнейших знаний о происхождении, сущности и причинах коррупции, формах и методах противодействия ей, учитывающих соответствующие социальные и национально-культурные особенности, а также умения эффективно пользоваться этими методами. Такой комплекс знаний, необходимый для формирования у молодого поколения последовательного антикоррупционного мышления и включающий, в том числе, сведения о UNCAC и основных мерах, принимаемых национальными властями для достижения ее целей, должен постепенно интегрироваться в различные национальные и местные образовательные стандарты. Что требует эффективной согласованной работы образовательных сообществ и иных заинтересованных социальных сил.

Также недостаточно вовлечены во всемирную борьбу с коррупцией организации труда. Между тем, объединения наемных работников в большинстве стран обладают весьма значительными ресурсами, в том числе, политическим влиянием, и могут оказать серьезное влияние на сокращение коррупции. В частности, они способны весьма эффективно стимулировать отказ организаций частного сектора от любых форм коррупционной практики как путем активной публичной поддержки такого отказа и справедливого согласования интересов в рамках внедрения и реализации различных внутрикорпоративных антикоррупционных процедур, так и путем организации мощного давления на компании, практикующие коррупционные методы ведения бизнеса. Вплоть до включения соответствующих антикоррупционных положений в трудовые договоры, проведения забастовок и даже бойкота отдельных работодателей.

Очевидны и широкие возможности в борьбе с коррупцией организаций потребителей и организации, функционирующие на основе общин. Они могут оказать весьма заметное влияние на положение тех или иных компаний на соответствующем рынке – в зависимости от того, какую позицию эти компании занимают в этой борьбе, целенаправленные действия таких организаций могут существенно повлиять на доходность соответствующего бизнеса.

Не менее важны и согласованные антикоррупционные действия структур бизнес-сообщества, различных объединений предпринимателей – как территориальных, так и отраслевых. Публично выраженная солидарность бизнес-сообщества отдельным компаниям, ставшим объектом шантажа со стороны коррумпированных представителей властей. Различные формы легальной поддержки таких компаний (в том числе, организационной и даже материальной), с одной стороны, и публичный отказ от делового сотрудничества с компаниями, не желающими отказаться от коррупционной практики ведения бизнеса – вот лишь небольшая часть механизмов, последовательное применение которых существенно влияет на уровень коррупции.

 

Вместе с тем, не вызывает сомнения и подтверждается опытом, что ни одна из перечисленных социальных сил в отдельности не способна достичь решающего успеха в борьбе с коррупцией. Более того, даже простая совокупность их усилий не ведет к искомому результату – необходима консолидация и, насколько это окажется возможным, координация общих действий на основе постоянного обмена информацией. При этом, опыт показывает, что консолидация и согласование антикоррупционных усилий даже небольшого поначалу количества организаций создает мощную синергию – эффект их согласованных действий намного превосходит результат разрозненных усилий существенно большего и в количественном и в качественном отношении состава участников различных антикоррупционных проектов.

Такая синергия является главным ресурсом, способным уже в ближайшее десятилетие существенно сократить глобальный уровень коррупции, вытеснив соответствующие общественные отношения в абсолютном большинстве стран из области практической нормы в область маргинальную.

Именно на достижение в самом ближайшем будущем такого синергического эффекта для решительного прогресса в борьбе с коррупцией как глобальной угрозой стабильному и безопасному развитию человечества направлена Программа участия в продвижении Конвенции Объединенных Наций против коррупции в 2011 – 2020 годах (для общества и частного сектора) «Мир без коррупции».

 

Анатолий Голубев